Дело Герасина

Дело Герасина — процесс по обвинению старшего лейтенанта милиции оперуполномоченного отделения уголовного розыска городского отдела милиции по обслуживанию микрорайона Авиационный Сергея Сергеевича Герасина в превышении должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения. Исходное событие представляло собой конфликт, произошедший в деревне Скрипино 19 августа 2010 года между Герасиным и выходцем из Средней Азии Файзали Зумратовичем Савлатовым. Герасин избил Савлатова, затем доставил его в ГОМ «Авиационный», где избиение продолжилось. Расследование было инициировано обращениями в правоохранительные органы мусульманских религиозных деятелей. Процесс вызвал общественный резонанс. Приговором Домодедовского городского суда от 16 июня 2011 года Герасин признан виновным в предъявленном ему обвинении и приговорён к 11 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности в органах внутренних дел сроком на 2 года.

Источники

В статье используется несколько источников информации с разной степенью достоверности/предвзятости. Источники, упоминаемые несколько раз, вынесены в этот список.

1 Приговор — текст приговора от 16 июня 2011 г., опубликованный на сайте Домодедовского городского суда с большими сокращениями и купюрами. Доступен также на сайте gcourts.ru.

2 Имам Юнеев — «Чума на наши головы» — заявление имама Юнеева, опубликованное на сайте таджикских мигрантов 27 августа 2010г.

3 СК — «Перед судом предстанет бывший оперуполномоченный, обвиняемый в жестоком избиении гражданина» — сообщение Главного следственного управления при Следственном комитете РФ по МО от 22 февраля 2011г. о завершении следствия.

4 IslamNews — «В Домодедово судят милиционера, избившего таджикского рабочего» — статья интернет-издания IslamNews, 02 марта 2011г.

5 И. Давыдова — «Беспредел в Домодедово» — авторский материал Ирины Давыдовой для газеты «Спецназ России», апрель 2011 г.

6 Прокуратура — «В Домодедово за превышение должностных полномочий осуждён бывший оперуполномоченный местного УВД» — сообщение Прокуратуры МО от 18 июля 2011г. о вступлении в силу приговора.

7 МК — «Полицейского признали виновным по законам шариата» — «Московский Комсомолец» № 25708 от 2 августа 2011 г.


Личность Герасина


Герасин на скамье подсудимых — фото МК.

Сергей Сергеевич Герасин является уроженцем некоторого «п/x» и жителем микрорайона Барыбино. Об этом сообщается в приговоре. На момент завершения следствия Герасину было 23 года (СК), на момент вступления приговора в силу — 24 (Прокуратура). По утверждению отца Герасина (МК) на момент происшествия Герасин

«целых 6 лет был опером»,

т.е. служил оперуполномоченным с 17 лет. В приговоре устанавливается, что Герасин имеет высшее образование, не судим и холост. МК со слов брата Герасина сообщает, что одним из направлений деятельности Герасина было противодействие незаконному обороту наркотиков:

«Больше всех нарокодилерами занимался мой брат Сергей, — говорит Алексей Герасин. — Он писал аналитические записки, докладывал руководству о ситуации по наркотикам».

И. Давыдова сообщает, что Герасин

«ещё недавно награжден медалями и грамотами, не раз поощрен за безупречную службу приказами и премиями, спортсмен-дзюдоист с тремя выигранными на областных и городских соревнованиях кубками».

МК воспроизводит список заслуг и похвал, умалчивая при этом о бойцовских качествах Герасина.

По словам сослуживцев Герасина

«Прокуратура надавила, и начальник Герасина написал на него «потрясающую» характеристику. Если ей верить, то Чикатило по сравнению с ним — дитя малое» (МК).

Сослуживцы Герасина написали в суд коллективное письмо,

«в котором говорилось о превосходных человеческих и профессиональных качествах Герасина, и выражалось сожаление, что „такие работники уходят из органов“» (IslamNews).

О существовании положительной характеристики в письме коллег сообщает также МК.

В приговоре установлено, что Герасин использовал автомобиль марки «Лада Приора» с государственным регистрационным знаком А168КН150РУС. В более ранних источниках, в том числе в заявлении имама Юнеева, сообщается об автомобиле ВАЗ-2110.


Личность Савлатова


Савлатов в Домодедовском суде — фото Рустама Джалилова (IslamNews)

Савлатов Файзали Зумратович 1978 года рождения — такую личную информацию приводит о потерпевшем И. Давыдова. Другие источники не указывают отчество и год рождения Савлатова. Имам Юнеев в своём заявлении на сайте таджикских мигрантов сообщает, что Савлатов

«таджик, родился в Вандже Республики Таджикистан».

СК на момент завершения следствия (февраль 2011) сообщил, что Савлатов является уроженцем Республики Узбекистан. По-видимому ошибочную информацию СК о происхождении Савлатова воспроизводит в своём материале И. Давыдова. В материале IslamNews, опубликованном уже после заявления СК, о Савлатове говорится как о таджикском рабочем. Наконец, МК, цитируя сообщение СК, пишет, что

«пострадавший на поверку оказался таджиком, а не узбеком».

Имам Юнеев сообщает о российском гражданстве Савлатова. Факт, что Савлатов — гражданин России, подтверждает также И. Давыдова. Об этом факте умалчивает МК, не обнаружено также прямых подтверждений в официальных источниках органов власти. В заголовке сообщения СК только значится, что жестоко избит «гражданин», но не сказано, гражданин Чего.

Имам Юнеев сообщает, что Савлатов прописан в Тверской области, где живут его жена и дети. И. Давыдова подтверждает, что Савлатов является жителем Тверской области. Официальных источников информации о месте жительства Савлатова не обнаружено.

Имам Юнеев сообщает, что Савлатов работает водителем-экспедитором, более того, что в момент инцидента

«При нём были деньги за доставленный товар, которые необходимо вернуть в кассу фирмы».

Это позволяло сделать вывод о том, что местом работы Савлатова являлась некая фирма, занимающаяся доставкой товаров и располагающая такими легальными атрибутами, как касса. Информацию, что пострадавший является водителем-экспедитором, установил СК. Однако, спустя всего несколько дней несколько иная информация о месте работы Савлатова была обнародована IslamNews:

«Напомним обстоятельства дела. 19 августа Файзали Савлатова, который был за рулём автомобиля, принадлежащего одному из жителей деревни Скрипино...».

Далее говорится, что Савлатов временно работал у «знакомых жителей деревни Скрипино».

Стыковка этих двух сообщений, исходящих от линии обвинения, возможна, если предположить, что офис «фирмы» располагался в Скрипино, либо, что у Савлатова было 2 места работы.

Прокуратура сообщила, что пострадавший был за рулём грузовика. Более ни в каких сообщениях грузовик не фигурирует. Неавторизованный пользователь нашего сайта сообщил в марте 2011 года, что потерпевший был за рулём «Мерса» (Ссылка).


Содержание начального инцидента

Первым источником информации о начальном инциденте послужило заявление имама Юнеева, в котором сказано:

«19 августа Файзали Савлатова остановили в деревне Скрипино два человека подъехавших на машине марки “Жигули-2110″ (впоследствии оказавшиеся сотрудниками ОУР – отделения уголовного розыска).
Не представившись и не предъявив никаких удостоверений, под предлогом проверки документов, в грубой форме, Савлатова вытащили из его автомобиля, на котором он возвращался с работы, и начали избивать на глазах у прохожих».

Описанные Юнеевым факты почти без изменений долгое время повторялись информационными агентствами. Между тем обращает на себя внимание избыточность описанных действий милиционеров: с одной стороны не представились, не предъявили документов, грубо вытащили из машины, а с другой — мотивировали свои действия «проверкой документов».

В этой части заявления имама Юнеева нет информации о нетрезвом состоянии избивавших. Такая информация появляется в описании дальнейших событий, происходивших в ГОМ «Авиационный»:

«По его (Савлатова — прим. va) словам, было заметно, что один из сотрудников ОУРа находился в нетрезвом или наркотическом состоянии»,

причём остаётся неясно, относится ли это к одному из избивавших или к бездействующему сотруднику.

Мусульманские ресурсы как правило пересказывали заявление Юнеева таким образом, как будто избивавшие изначально были в нетрезвом состоянии.

СК резюмирует действия Герасина в Скрипино следующим образом:

«В ходе следствия установлено, что 19 августа прошлого года старший лейтенант Герасин, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, на улице Скрипина г.Домодедово остановил автомашину под управлением 32-летнего водителя-экспедитора, уроженца Республики Узбекистан. Под предлогом проверки документов, он выманил потерпевшего из машины, а затем нанес руками и ногами множество ударов по различным частям тела и голове мужчины».

В сообщении СК нет информации о нетрезвом состоянии милиционеров, однако версия нетрезвого состояния продолжала транслироваться ресурсами, осуществляющими информационную поддержку линии обвинения:

«По словам Савлатова, у обоих было заметно состояние алкогольного или наркотического опьянения. Один из них, назвав себя оперуполномоченным милиции Герасиным (таки представился? — прим. va), грубо вытащил Файзали из автомобиля и начал избивать на глазах у прохожих» (IslamNews).

Здесь хорошо видно, как информационная поддержка обвинения (вослед самому обвинению) сосредотачивается в трактовке скрипинского эпизода на роли лично Герасина.

Версия дорожно-транспортного инцидента как исходного события происшествия стала широко известна, когда, наконец, «подтянулась» информационная поддержка защиты Герасина, а именно в апрельском материале И. Давыдовой содержание исходного события изложено предельно кратко:

«Ф. Савлатов после ДТП первым начал драку с Сергеем Герасиным».

Только в этом материале говорится о ДТП, а не об инциденте — налицо драматизация эпизода в угоду «остроте» материала. Зато имеет место явное размазывание смысла, когда говорится «Савлатов начал драку первым» вместо «Савлатов ударил первым».

До появления материала И. Давыдовой на нашем сайте неавторизованный пользователь сообщил, что имеет место

"… дело об обычной, в принципе потасовке 23-х летнего и 32-х летнего неразъехавшихся на узкой улочке водителей «Приоры» и «Мерса»..." (Ссылка).

Доступная версия приговора не содержит информации о дорожно-транспортном инциденте, зато эту версию подтверждает сообщение Прокуратуры:

«Установлено, что 19 августа 2010 года осуждённый после дежурства ехал на своём автомобиле по микрорайону Авиационный города Домодедово. На одной из улиц на узкой дороге его (Герасина) машина не смогла разъехаться с грузовиком».

Здесь следует отметить то, что жителям Авиагородка хорошо известно: «улица» Скрипина отнюдь не является типичной улицей Авиагородка. Это древняя деревня, почти полностью обособленная от Авиагородка, включённая административным порядком в состав микрорайона, когда потребовалось проектировать и строить квартал «Гюнай». Житель городка как правило весьма редко оказывается в этой деревне, если оказывается вообще. Деревня имеет одну сквозную улицу, представляющую собой грунтовую дорогу, на которой в некоторых местах трудно разминуться двум транспортным средствам. В конце 2010 года на нашем сайте был размещён фоторепортаж, иллюстрирующий плачевное состояние дороги в деревне Скрипино.

www.aviagorodok.ru/upload/iblock/dcc/dsc_0006_preview.jpg
Дорога в Скрипино

МК в описании эпизода предоставляет слово отцу Герасина:

«Вы мне не поверите, поскольку я человек заинтересованный, — кипятится отец Сергея. — Но никакую машину Сергей не останавливал. Произошел обычный дорожно-транспортный инцидент. На узкой дороге не разъехались две машины. Тот таджик подрезал Сергея, который ехал в штатском и на этот момент уже даже в органах не работал. Они подрались...»

Как можно подрезать машину, с которой нет возможности разъехаться, я не знаю. Если же обратиться снова к сообщению СК, то следует отметить, что термин «остановил» в отношении действий Герасина подобран вполне корректно. Ведь для того, чтобы остановить автомобиль, у полицейского есть много средств, вплоть до стрельбы на поражение водителя. В этом смысле Герасин действительно остановил автомобиль Савлатова, фактически заблокировав его.

Другим весьма значимым аспектом сообщения СК стал установленный факт, что «останавливая» Савлатова Герасин был при исполнении своих служебных обязанностей. Это, впрочем, вовсе не означает, что он был при исполнении в ходе дальнейших событий! Снова корректная формулировка. И, действительно, приговор разъясняет ситуацию:
"… находясь при исполнении своих служебных обязанностей в период времени с 15 часов по 18 часов 20 минут...",
при этом далее эпизод с доставкой Савлатова в ГОМ, которая состоялась «около 18 часов 25 минут», и последующим избиением, имел, выходит, место уже после окончания дежурства Герасина. Несколько странным при этом кажется продолжительность дежурства — всего около 3,5 часов. Обращает на себя внимание, что она странным образом совпадает с заявленной имамом Юнеевым общей продолжительностью избиения в ГОМе. Следует отметить, что в ранее процитированном сообщении Прокуратуры сказано, что «осуждённый ехал после дежурства», что прямо противоречит приговору. По-видимому, здесь имеет место такой же ляп, как и в случае сообщения СК об узбекском происхождении Савлатова.

Главной интригой, быть может, всего процесса, стал фактический отказ следствия и суда, вопреки обычаю, принимать во внимание «заблаговременно» написанное Герасиным и удовлетворённое «накануне» приказом начальства заявление об увольнении ПСЖ. Но об этом стоит поговорить отдельно.

Вернёмся в Скрипино. Приговор описывает скрипинское избиение следующим образом:
"… подверг ФИО3 избиению руками и ногами, нанося потерпевшему множество ударов по различным частям тела, в том числе и в жизненно-важные органы — голове и лицу потерпевшего".

Прокуратура сообщает об эпизоде скрипинского избиения:

«Из-за этого между водителями началась перепалка, в ходе которой Герасин стал избивать мужчину, управлявшего грузовиком».

Следует сразу отметить, что когда две стороны дерутся, каждая из сторон избивает другую. Когда сообщается, что первая сторона начала избивать вторую, это не исключает того, что прежде вторая начала избивать первую. Таким образом, теоретически, описание, изложенное в приговоре и сообщении Прокуратуры, не исключает того, что имела место драка, причём ударивший первым — остаётся за кадром. Снова корректная формулировка.

Мог ли Савлатов ударить первым?

Можно только строить правдоподобные догадки. С одной стороны, милиционер при исполнении — он, как правило, в форме. А форма намекает на наличие оружия, и так далее — первым полезет драться с ментом только крайне отмороженный индивид. С другой стороны, согласно цитируемому МК высказыванию отца Герасина, последний в момент инцидента был в штатском. Кроме того, опреуполномоченные, занятые сбором информации на месте, могут и должны быть в штатском. Итак, подкатывает какой-то мелкий гопник и в дерзкой форме требует, чтобы другой участник дорожного движения, на машине посолидней, сдал. Почему бы не начистить репу наглецу здесь и сейчас? Однако, тому есть одно веское препятствие. В тазу, согласно заявлению имама Юнеева, не один, а два гопника. С двоими совладать будет сильно сложней. Может возникнуть предположение, что Юнеев изначально выдумал наличие второго мента в машине. Но тогда натянутым представляется следующий эпизод: Герасину в одиночку трудно было бы доставить Савлатова в ГОМ, находясь самому за рулём. Он должен был бы связать или как-то иначе конкретно обездвижить Савлатова, о чём обязательно сообщила бы линия обвинения и её информационная поддержка. Таким образом, на месте инцидента вместе с Герасиным был кто-то ещё, кто участвовал во всяком случае в доставке Савлатова в ГОМ, а возможно и в потасовке-избиении. И его наличие в начале конфликта должно было удержать Савлатова от того, чтобы первому распускать руки (ноги).

Кроме того, как уже было отмечено, версию о том, что зачинщиком был Савлатов, высказывает только И. Давыдова, но высказывает в робкой форме: «начап драку» вместо «ударил первым». МК в августе, идя во многом по следам исследования И. Давыдовой, всё же отказывается от трансляции версии о зачинщике-Савлатове:

«Они подрались».

Меньше всего информации источники представили по вопросу «Что фигуранты конфликта делали в деревне Скрипино?» По Герасину известно только, что он находился там во время дежурства. С ним находился другой милиционер? Но вовсе не факт, что это был милиционер. Вёл ли в этот момент Герасин в Скрипино оперативную работу или заезжал по личным делам? — я бы не отдал предпочтение ни одному из вариантов. Про Савлатова похожа на правду информация, что он временно работал у жителей Скрипина. Можно предположить, что он и сам временно жил там. Так легче объяснить, как он сразу после ГОМа пришёл в мечеть и получил там поддержку. Очень вероятно, что он был в востряковской мечети не в первый раз и имел прежде возможность познакомиться с имамом и другими верующими. Если так, то выходит, что Герасин не так плотно работал по Скрипино, не имея представления о связях и возможностях Савлатова. Для Герасина Савлатов был, скорей всего, каким-то залётным чуркобесом. Потому что бить работника жителя деревни — это уже значит иметь потенциальные проблемы с его хозяином. Всё изложенное в этом абзаце, конечно, не более чем правдоподобные домыслы.


В ГОМе

Имам Юнеев сообщает:

«Там его избивали в течение трех с половиной часов: сначало руками, а затем резиновым шлангом. По его словам, было заметно, что один из сотрудников ОУРа находился в нетрезвом или наркотическом состоянии. Затем избивавший снял штаны и сказал: “Сейчас будешь делать минет”. На что Савлатов ответил: “Я мусульманин, и никогда этого не сделаю, даже при угрозе жизни”.

Затем от Савлатова начали требовать, чтобы он написал объяснительную о том, что он, якобы, приставал к женщинам, за что милиционерам пришлось его забрать в отделение милиции. “Ничего такого подписывать не буду”, – сказал он в ответ на их требование. Несмотря на крики Савлатова о помощи никто в здании милиции не обратил внимания. По словам Файзали, в отделении находился кто-то из руководящих лиц ОУР.

Савлатов сказал, что ему очень плохо и ему нужна медицинская помощь, на что ему ответили: “Хорошо, мы тебя отвезем в больницу, но ты должен написать заявление, в котором укажешь, что ты работал на стройке и упал с крыши, в результате чего получил травмы и ушибы”. Файзали согласился, понимая, что это единственный способ выбраться из застенков милиции. Покинув здание, он отправился в мечеть.»

А вот что установил СК:

«Желая продолжить избиение, он насильно доставил потерпевшего в свой служебный кабинет. Там, на протяжении почти трех часов злоумышленник руками, ногами, а также резиновым шлангом с железным хомутом нанес ему множество ударов по различным частям тела и голове и лицу».

В приговоре сказано:

«После этого, Герасин С.С. в тот же день,… около 18 часов 25 минут, в продолжение своего преступного умысла… доставил его в служебный кабинет <данные изъяты> где в продолжение своего преступного умысла… сопровождая свои действия угрозами применения насилия, подверг ФИО3 избиению руками, ногами, а также предметом, похожим на резиновый шланг с железным хомутом, нанося потерпевшему множество ударов по различным частям тела, в том числе и в жизненно-важные органы — голову и лицо потерпевшего, при этом в процессе избиения Герасин С.С. заставил ФИО3 снять с себя одежду, а именно футболку, брюки и обувь».

В сообщении Прокуратуры сказано:

«После этого осуждённый насильно посадил потерпевшего в свою автомашину и отвёз в местный отдел милиции, где продолжил его избиение».

Сайт IslamNews, осуществлявший информационную поддержку линии обвинения, в марте 2011г. представил следующую картину событий в ГОМе:

«Затем потерпевшего посадили в машину и увезли в отделение милиции микрорайона Авиационный, где избиение и пытки над ним продолжались в течение трех с половиной часов. Помимо этого, со стороны Герасина звучали многочисленные оскорбления, и даже угроза совершения сексуального насилия в ответ на просьбу Савлатова дать ему воды для разговения, так как в тот день он соблюдал обязательный для мусульман пост месяца Рамадан.

Покинуть стены милиции Савлатову удалось лишь после вмешательства его знакомых из деревни Скрипино, у которых он временно работал водителем. Две простые русские женщины – Татьяна и её мать Галина Ивановна – приехали в отдел милиции с требованием освободить невинного человека. Кроме того, сидящего в коридоре Савлатова заметил и начальник отдела милиции „Авиационный“, который сам дал распоряжение выставить потерпевшего из участка».

Ирина Давыдова, корреспондент издательства «Спецназ России», осуществляя, фактически, информационную поддержку линии защиты, в апреле 2011г. описала события в ГОМе так:

«Ф. Савлатов после ДТП первым начал драку с Сергеем Герасиным. Потом поехал в отделение милиции, где был оставлен в кабинете И. Каценкова».

Далее в материале информация о Каценкове уточняется:

«собственная безопасность давила на милиционеров-свидетелей, в частности, на Ивана Каценкова, того самого сержанта, в чьем кабинете находился Савлатов»

Наконец, МК в августе 2011г. счёл целесообразным описать эпизод со слов отца Герасаина:

"… а потом Сергей доставил его в отделение, оставил там и уехал. Это была его главная ошибка. Надо было просто вызвать полицейских на место драки. Но он ведь целых 6 лет был опером, вот и не стал никуда звонить — сам по привычке решил доставить наглеца в отделение".
04:52
Нет комментариев. Ваш будет первым!
В Концерне «АйсРоос» подвели итоги конкурса на лучшее новогоднее оформление торгового павильона. Такой конкурс Концерн объявляет еж ...
18:32
0
Домодедовская городская прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 20-летнего местного жителя Серг
04:08
0
В данной статье принят обратный хронологический порядок. 12 мая Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ) сообщило с
03:41
0
Мособлсуд продолжит рассмотрение дела о теракте в аэропорту Домодедово в открытом режиме, передает «Эхо Москвы» со ссылкой на представ
02:01
0