Эксклюзивное интервью председателя правления ГСК "Космос" Ю.Н. Гриськова сайту Aviagorodok.ru



Юрий Николаевич, посетители нашего сайта знают о том, что вот уже больше пяти лет, как продолжается неравная борьба владельцев гаражей ГСК «Космос» за свои права. Расскажите, пожалуйста, какова лично Ваша роль в этом движении, и почему Вы взялись за это? Имелся ли у Вас до начала противостояния с Московским Аэропортом Домодедово опыт успешного отстаивания прав?

Мне пришлось за это взяться, потому что сам являюсь членом ГСК, и отец мой являлся, и мать. И все мы активно строили гаражи хозяйственным способом ещё в советские времена, поэтому и юность, и детство были определённо привязаны к этому ГСК. Поэтому, чтобы не оставаться в стороне, когда наше дело запахло бульдозерами, мы это дело взяли под контроль. Потому что, как говорится, колхоз – дело добровольное: что можешь делать в кооперативе, то и получаешь. Мне доверили правление, и вот уже шестой год мы это дело тащим и добились определённых успехов. Это даёт людям возможность понимать, что деньги, которые они вложили в оформление своих гаражей (то, что мы не делали в период застойный, когда лет 10-20 вообще не платили за общие нужды – теперь всё обновили, привели в современный вид) – послужат тому, чтобы нам железобетонно закрепиться на нашей территории. Что касается общественного опыта, то у меня имеется опыт работы на выборных кампаниях и есть практика общественная, которая дала определённый фундамент для движения в этом направлении.

Из публикаций в СМИ, а также из сообщений жителей городка на нашем сайте можно видеть, что в настоящее время имеет место новый виток затихнувшего-было противостояния. Анонимные представители аэропорта звонят владельцам гаражей с предложением продать гараж за 150 тысяч «по-хорошему». Почему имело место затишье, и с чем связан новый виток активности аэропорта?

Затишье было связано со сменой персонала в службах аэропорта. Начинал там первым работать Понамарёв Алексей – известная личность, со своей командой. У них ничего не получилось. Хотя там был серьёзный подход, но мы устояли, а они наткнулись на сплочённость, понимание и нежелание людей продавать за копейки своё имущество. Сейчас они свою деятельность привязывают ко всяким авариям самолётов, но это всё сказки, конечно. Я был у Левитина на встрече, когда был разбор полётов «Сибири», и задавался вопрос по ГСК «Космос». Сказали, что у нас такой ситуации как в Иркутске не возникнет (там они крыльями цепляли гаражи – у нас совсем другая ситуация). Почему новый виток? Потому что у них есть генплан развития аэропорта, который надо осваивать. И если у них сейчас нет возможности развиваться (сплошные сворачивания кадров, людей отправляют в отпуска; это только на словах аэропорт развивается, а на самом деле ничего не меняется: всё как было, так и остаётся), чтобы где-то показать работу и движение вперёд, решили немного народ побудоражить, чтобы это придало определённый резонанс работе аэропорта. Показать, что мы чему-то мешаем, когда мы никому не мешаем. Я думаю, что всё это – внутренние закономерности функционирования аэропорта и общества России.

На нашем сайте публикуются объявления о продаже гаражей. В редком случае запрашиваемая цена ниже полумиллиона рублей. Может ли, по-вашему, быть сформулировано разумное предложение о цене выкупа гаража, и если может, то каким оно должно быть?

Мы предоставляли команде аэропорта, когда ходили на совещание к Шатрову, смету стоимости гаражей, которую подготовил инженер из одиннадцатого треста. У нас получилось 10000 долларов без земли – только, чтобы построить такой гараж. Это было 3 или 4 года назад. Мы ходили к ним в МАД и разговаривали на эту тему. Они сказали, что это чересчур высокая цена, хотя реальная смета – она действительно такова. Сейчас эта цена ещё выше стала. 10000 долларов нужно, чтобы построить на Авиационной такой гараж с подвалом и ямой – то, что у нас люди имеют, плюс ещё земля и инфраструктура. Соответственно, надо из этого исходить.

Несколько лет назад я прибег к умельцам из ваших гаражей, когда чинил машину. Разные гаражи по-разному оборудованы и обустроены, и компенсация владельцам, очевидно, должна быть различной. Готовы ли Вы предложить аэропорту разумный способ определения размера компенсации, который устроил бы стороны?

Да, это возможно, и такие схемы есть в головах наших. Всё это есть, но сейчас заявлять аэропорту, что Иван Иванычу нужно сто рублей, а Марье Ивановне нужно сто пятьдесят, — преждевременно. Мы в конструктивной беседе хотели бы это обсуждать и дифференцированно подходить к каждому члену.

Вообще, противодействующая сторона готова к переговорам? Или ваши взаимодействия выстраиваются только через суды и другие государственные органы? Кто непосредственно в аэропорту занимается проблемой ГСК, и на каком уровне в иерархии группы компаний принимаются решения по этому вопросу?

Мы, конечно, открыты и готовы к конструктивным переговорам, но только если они не будут ущемлять нашу сторону, а будут работать на обоюдные и цивилизованные отношения. Но в настоящий момент «Ист Лайн» ведёт себя так, как будто нас не видит как людей. Видимо, «Ист Лайн» привык ко всем так относиться. Поэтому они нас не хотят замечать, а общаться нам приходится в судах и путём переписки. Шатров не принимает. К администрации мы ходили на приём на всех встречах, которые официально проходили: в рамках встреч с избирателями на выборах, на встречах в территориальных округах – пытались так обозначиться и привлечь к себе внимание.

Мы на сайте проанализировали рассматривавшиеся недавно на публичных слушаниях поправки в генплан городского округа. Обращает на себя внимание планируемое расширение территории аэропорта. Касаются ли эти изменения ГСК «Космос»?

До нас никто не доводил эти изменения, нас никто не уведомлял. Я говорил в ответе на предыдущий вопрос, что нас просто не замечают как бы. Лучшее средство защиты – это как бы невидение противника. Так с нами и поступают: как надо, так и сделаем. Вроде того что, гаражи – это всё фигня. Эти публичные слушания, которые проводились, — хорошо известно, как они проводятся, потому что на подобных мероприятиях мы были. Это заранее запланированный результат. Мы тоже видели карту планируемого функционального зонирования территории городского округа, в том числе аэропорта, и тоже видели, что нас там уже как бы в помине и нет. Однако, если опираться на эту карту, здесь подразумевается обратная сторона медали. Видимо, нам предоставят территорию, которая нас устроит в Авиагородке. Но пока здесь, как говорится, ещё и конь не валялся.

Расскажите, пожалуйста, о нынешней стадии борьбы. Каковы основные направления деятельности ГСК по отстаиванию своих прав в настоящее время, и что вы планируете делать в дальнейшем?

Отстаивание своих прав у нас происходит в планомерном режиме, как запланировано правлением ГСК, утверждено на общих собраниях, имеется бюджет на это дело, за который мы отчитываемся на общих собраниях, есть отчёты в бухгалтерии, с которыми каждый член ГСК может прийти и познакомиться. Кроме тех материалов, которые могут отрицательно повлиять на ход борьбы и освещение событий. Потому что каждый понимает всё по-своему. Сколько людей – шестьсот человек – столько у нас и мнений. Но тех, кто хочет оставаться с нами, конечно, большинство. Они подтверждают это своими членскими взносами, своими взносами на нужды кооператива, своим поведением, своим соблюдением Устава. Есть и такие (их много), которые совершенно на всё наплевали, бросили свои гаражи, и мы пытаемся за них тоже отдуваться. На каждых двоих сознательных, один у нас – несознательный член ГСК. Он по-любому есть, таково общество, и от этого никуда не денешься. Но люди видят, что стоимость гаражей резко возросла: если шесть – семь лет назад давали за гаражи 1000 – 1500 $ (теоретически, цена, предложенная Ист Лайном – самая высокая, предлагаемая на гаражном рынке на Авиационной), то сейчас за эти деньги никто вам гараж не продаст. То есть, стоимость потенциальная выросла на 200 – 300 %. Это гарантии, которые правление ГСК предоставило людям. И люди, имея такие гарантии уже сейчас на руках, соответственно, расставаться со своим увеличенным капиталом не захотят, в том числе со своим имуществом в виде недвижимости.

А что предпринимает аэропорт? Может ли завтра возникнуть ситуация, когда у стен гаражей мы увидим бульдозеры, или до этого пока далеко?

Сразу тогда появится и телевидение у гаражей вместе с этими бульдозерами, которое будет показывать, как это происходит. Но, с другой стороны, тоже не исключено, что посреди дороги загорится машина, или столкнутся машины, произойдёт пожар, и перекроется дорога для смены, направляющейся на работу в аэропорт. И произойдёт какой-то сбой. Но этого никто не хочет, конечно. Мы тоже не сторонники этого. Но ничто не исключено: такие случаи бывают.

Позиция местной власти в противостоянии полностью солидарна с позицией аэропорта или есть нюансы?

Глава округа, Леонид Павлович, говорил, что самолёты у нас всегда летать будут, и мешать мы им не будем; даже гаражи, какими бы ценными они ни были, будут по-любому убраны, чтобы дать расширяться аэропорту. Но одновременно на всех встречах с избирателями и отчётах он говорит, что ни один член обижен не будет. На деле получается по-другому, что мы сейчас слышим по телефону. Конечно, не с его подачи, но всё-таки расхождение слов с делом есть.

Правда ли, что имеет место различие в текущем правовом статусе между территориями ГСК, выделенными под гаражи в различное время?

Формы документов, которые имеются у нас, относятся к восьмидесятым годам. Представьте себе, документы 1980-го, 81-го, 78-го года, такие вот бородатые документы. Но они имеют силу. Их, конечно, надо обновлять. Но право, которое получено нами в те времена, неизменно. Оно остаётся нашим правом, его у нас никто не отнимал, и мы его не хотим отдавать. И никто его не отменял, ни один закон: ни Земельный кодекс, ни Конституция. Но до 2013 года нам надо ситуацию поменять, потому что вступают в силу новые законы, и мы будем под них подстраиваться. Но подстраиваться в формате ухудшения своей ситуации нам не хотелось бы, и мы этого делать не будем.

Как Вы оцениваете степень единства владельцев гаражей в отстаивании своих прав? Как смотрите на перспективы вашей борьбы?

Есть много плюсов в том, что за весь период, пока идёт эта борьба, ни один член ГСК не продал «Ист Лайну» ни одного гаража, и не продал на сторону тем людям, которые могли бы пойти в разрез с Уставом и нашим коллективом. В этом есть определённые наши заслуги, они не скрываются никем: ни правлением, ни руководством, ни всеми теми, кто причастен к этой ситуации. Это является нашим основным козырем, и это обстоятельство является ключевым фактором того, что мы ещё стоим и держимся. Если будут продолжаться такой дисциплинированный подход, грамотное управление и подчинение Уставу ГСК, который даёт соблюдение прав членов, то тогда ничего с нами не сделают. Ведь шестьсот человек – это целый полк, который никто, естественно, не сможет подвинуть с места. Перспективы нашей борьбы есть, они и сейчас нормальны, а ближе к выборам станет вообще всё ясно, когда подтянутся политические структуры, готовые заступиться за нас. В чём ещё перспективы? Мы берём опыт с московской кампании, которая связана с «Народным гаражом». Там сформирован научный подход, как грамотно решать такие вопросы. Хотелось бы воспользоваться этим материалом, и, скорее всего, мы это делать будем.

Спасибо большое, Юрий Николаевич. Позвольте пожелать Вам и Правлению ГСК успехов.

Вопросы задавал я, Вадим Ямпольский.
03:22
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Уважаемые члены ГСК "Космос" и ветераны ДПО ГА! Началась вторая волна наезда коварного Ист-Лайна на нашу общую собственность. Главным ф
02:35
gsk
0
-малыш привет как ты? я соскучился! хочу заняться с тобой любовью? -Саш, я же просила тебя мне писать нормально! наши айтишники могут чита
20:45
0
Друзья! Мы заинтересованы показывать на сайте все то интересное, что происходит в жизни нашего городка. В ближайшее время мы запускаем ...
Статья в завтрашний "Московский Комсомолец": Переезд — дело частное? Время — деньги: бизнесу предлагают вложиться в борьбу с трафико
02:39
0