Как я пообщался с Воробьёвым и побывал на приёме у Двойных (часть 1)

Начну немного издалека. За полтора месяца скверной истории я имел счастье пообщаться со многими неравнодушными людьми. Один из таких людей обратился ко мне с предложениями об определённых действиях. И я спросил его: «А каковы Ваши цели? Чего Вы хотите добиться?» И он не задумываясь ответил: «Я хочу знать правду».

На первую встречу с Шалаевой я шёл в качестве редактора этого сайта — за информацией. Информацию я ожидал получить в форме такого блока:

«Тогда-то на публичных слушаниях обсуждались первоочередные меры по благоустройству микрорайона Авиационный. В результате слушаний было принято решение о приоритетном характере комплексного благоустройства площади Гагарина. Вот документ. Архитектурный отдел разработал варианты благоустройства площади, и эти варианты были представлены на следующих публичных слушаниях. Среди других был предложен вариант, предусматривающий приведение площади в соответствие с изначальным проектом и меры по дальнейшему поддержанию проектного состояния. Однако в результате слушаний был принят вариант радикального расширения площади и сооружения плоскостного фонтана, предусматривающий вырубку не менее сотни деревьев и кустарников. Вот документ. Архитектурный отдел детально проработал указанный вариант, вынося предпроектные материалы на рассмотрение общественного совета микрорайона. Общественный совет дал свои предложения. Вот протоколы заседаний общественного совета. Вот окончательный предпроектный вариант, представленный на конкурс по разработке рабочего проекта благоустройства. На этой стадии экологический отдел провёл экспертизу состояния зелёных насаждений на площади Гагарина. Было установлено, что такие-то деревья поражены такими-то заболеваниями. Была рекомендована частичная санитарная вырубка. Вот документ. Выигравшая конкурс проектная организация разработала проект комплексного благоустройства. Вот он. В соответствии с проектом предусмотрено компенсационное озеленение, которое будет проведено там-то и тогда-то. Вот документ».

Я и сейчас считаю, что Шалаева тогда должна была обрисовать вот такую (или схожую) схему. Мы взрослые люди и живём не в розовом сне. Ответной реакцией на такую схему может быть: «Угу, понятно. Пусть люди проанализируют документы, если захотят». Однако, вместо этого пришедшие на встречу услышали какое-то невнятное блеяние, не увидели документов. Мало того, документы не получены мной до сих пор, по прошествии полутора месяцев. Это по меньшей мере вызывает ответное непонимание. А по высшей мере — углубляет недоверие. Нам не дают даже такие безобидные, казалось бы, бумажки, как протоколы заседаний общественного совета. Возникает вопрос: да что же там написано такое? Совет рекомендовал, что-ли, в дополнение к сотне деревьев и кустарников, срубить ещё сотню голов?

Утром 20 августа мы с активистами приняли решение отправиться в парк «Ёлочки», где по уточнённым данным в половине первого ожидалась встреча губернатора Подмосковья А.Ю. Воробьёва с жителями. По дороге мне пришлось констатировать, что сайт оказался в информационной блокаде: наш пресс-релиз транслировал только «Домодедовод», другие информационные ресурсы как набрали в рот воды. При том, что вконтактике пресс-релиз собрал пять десятков репостов, за что большое спасибо нашим неравнодушным читателям!

Первым вопросом губернатору виделась проблема стоянки, так как по общему мнению «здесь ещё можно что-то сделать». Но я, разумеется, собирался задать также вопрос по вырубленному скверу. Возникло также предложение попросить Воробьёва разобраться с нашим овощным теротделом и его «информационной политикой», однако я посоветовал не теребить губернатора нашими ничтожествами, сосредоточившись на главном.

Я первый раз побывал на старости лет на подобном сборище. Сразу надо отметить, что со стороны власти оно носило откровенно предвыборный характер. На сцену вместе с Воробьёвым, Ковалевским и Двойных взошёл кандидат в Госдуму от правящей партии. Соответственно, проблемы на такой встрече в присутствии сотен домодедовцев и под прицелом камер решаются (или делают вид, что решаются) строго в положительном ключе. Многолюдность сборища и большое число желающих задать вопрос заставили меня прибегнуть к тактике, которую я теперь не советую применять тем, кто придёт на подобное сборище: тактике рассредоточения. Я тянул руку поодаль от наших активисток, рассчитывая, что кому-нибудь из нас достанется слово. Так и вышло, Женя высказалась по стоянке, получила положительный ответ. Однако мне слова на публичной части сборища так и не дали. Причина, скорей всего, проста. Приоритет отдаётся группам граждан, а одинокий мужик скорее вселяет опасение: вдруг что-нибудь не то спросит. Так что советую на подобных встречах держаться группами. А ещё лучше — подготовить коллективное выступление (которое просто на отлично получилось у девушек из Южного Домодедово, жаловавшихся на недоработки ЛСРа).

Распустив публичную часть, губернатор пообещал ответить на оставшиеся вопросы. При Воробьёве оставались Ковалевский и Двойных. Народу из нескольких сотен осталось несколько десятков, окруживших Воробьёва, из которых значительную часть составляла охрана и другие приближённые к телу лица. Содержание и тон губернаторских ответов на вопросы людей резко изменились. Так, одному начальнику ТСЖ, не нашедшему решения проблемы в администрации городского округа, Воробьёв посоветовал сложить с себя полномочия. Представить такой поворот сюжета на публичной части было невозможно. Было видно, что лимит щедрых обещаний близится к исчерпанию. Мой вопрос, судя по всему, был на встрече последним и был задан уже в процессе выхода губернатора и свиты из парка.

Я сказал, что руководителем администрации городского округа подписано постановление о вырубке деревьев, и что я просил через сайт «Добродел» проверить законность и обоснованность вырубки, однако система сайта адресует проблему администрации городского округа, которая отвечает, само собой, что всё законно и обоснованно. «И что Вы хотите?» — спросил Воробьёв. «Я хочу, чтобы проблема решалась соответствующими региональными структурами, например, природоохранными, так как администрация не может сама проверить законность своих действий». «И что же Вы хотите, чтобы мы Двойных наручниками к батарее приковали? Это его зона ответственности». Я сказал, что совсем ничего такого не желаю, и даже высказал предположение, что, может быть, всё сделано по закону, но требуется проверка. В этом месте Двойных сообщил губернатору, что всё законно, и он согласовывал (не сказал, что) с областными структурами. И что это будет красивое место с плоскостным фонтаном, и что проект одобрен общественным советом, и что он лично посмотрел каждое дерево!

Что хотел руководитель администрации показать губернатору Подмосковья, сообщая о личном осмотре каждого дерева в сквере? Насколько он хороший хозяин? Меня подбивает спросить: какова была цель осмотра? Попрощаться? Попросить прощения? А кустики не осматривал?

Всю недлинную дорогу по аллее парка охрана пытается почти бесцеремонно теснить меня от губернатора, который со мной, вроде как, разговаривает. Охране пытается помочь сам Ковалевский, норовящий влезть между нами.

«Будет красиво?» — интересуется Воробьёв. Двойных сообщает, что будет красиво, и что сдача в сентябре. «Приходите на открытие!» — губернатор протягивает мне руку, очевидно, на прощание. Я успеваю спросить у Двойных, можно ли прийти к нему на приём. «Приходите в понедельник после четырёх».

Продолжение здесь

23:40
Нет комментариев. Ваш будет первым!
В этой теме систематизируется информация по проблеме из различных источников.
Краткий итог таков: у нас уже нету сквера, и пока не прибавилось ясности в вопросе о причинах и последствиях произошедшего.
23:38
0